2021 год: мы думали это весна, а это оттепель

А.Саврасов Грачи прилетели.

Начальник управления регионального развития АО «РУНА-БАНК» Роман Карпов отмечает риски, не впадая в пессимизм.
- 2020 год для большинства компаний прошел под знаком «удаленки» и цифровизации. Удалось ли обеспечить безопасность цифровых каналов, не было ли серьезных проблем в этом плане?
- Пандемия не только для банков стала своего рода стресс-тестом на безопасность, устойчивость, умение быстро перестраиваться. Я считаю, что финансовые компании лучше многих справились с потрясениями. РУНА-БАНК прошёл этот тест на отлично, сбоев не было, проблем, связанных с ростом пользования онлайн-сервисами не возникло.
- А внутренние процессы пришлось трансформировать? Вы переводили сотрудников на работу в дистанционномом формате? Как они это перенесли и не сказалось ли это на обеспечении непрерывности бизнес-процессов? Усложнился информационный обмен между сотрудниками банка?
- Да, мы большинство сотрудников головного офиса банка были перевели на «удаленку». Удаленные рабочие места были полностью оборудованы, у сотрудников были те же доступы и возможности, что и на рабочих местах в офисе. Встречи и совещания проводились в zoom и на других платформах. Информационный обмен между сотрудниками не усложнился, коммуникации с клиентами и партнерам по в формате видеоконференции не вызвали большого неудобства. Конечно, само общение на дистанции потребовало некоторой перестройки от людей. Но тут речь, скорее, о клиентах, некоторые из них впервые обращались в банк через удаленные сервисы.
- Какие направления развивали, какие продукты в 2020 году пользовались хорошим спросом у клиентов из числа представителей МСБ?
- Новые реалии определили и вектор развития, в прошлом году мы наращивали объемы в электронной коммерции. Были привлечены новые значимые клиенты и партнеры, что обеспечило серьезный прорыв в данном направлении. Разработали сервис удаленного открытия расчетного счета, для компаний и индивидуальных предпринимателей. Особым спросом у МСП пользовались программы кредитования и продукты рефинансирования. В целом мы не снизили процентные и комиссионные доходы в 2020 году.
- На ваш взгляд, в 2021 году малый бизнес сможет без государственной поддержки восстановиться? Если госпрограммы рефинансирования будут свернуты, то какие меры поддержки может предложить банк?
- Для восстановления бизнеса требуется определенное время, ограничительные меры полностью не сняты, сегодня многие предприятия вынуждены дожидаться окончательной «разморозки» или перестраиваться и уходить в онлайн. Программы рефинансирования помогают предпринимателям остаться на плаву. С начала 2020 года банки реструктурировали кредиты МСП на 819 млрд рублей, что превышает 15% от портфеля по этому сегменту, поток заявок снизился, но спрос на реструктуризацию все равно сохраняется. Банк России рекомендовал кредитным организациям продолжать реструктуризацию долгов малого и среднего бизнеса до конца марта, не назначая пени и штрафы по реструктурированным кредитам. Послабления по формированию резервов по кредитам МСП, прошедшим реструктуризацию, действуют до 1 июля. Мы считаем, что это решение правильным. При этом, если компания не вписывается в госпрограмму, то мы готовы предложить собственный продукт, который поможет нашему клиенту дождаться «оттепели». Мы индивидуально подходим к каждому клиенту, если клиент испытывает сложности, вникаем в его проблему, оперативно рассматриваем реструктуризацию кредита, это может быть перенос платежей на будущее, удлинение срока кредита, снижение процентной ставки и другие «опции». Мы заинтересованы в том, чтобы клиент смог продержаться, выправиться, остаться в числе наших клиентов в дальнейшем.
- Какие риски видите в наступившем году?
- Основные риски: снижение ВВП и падение доходов населения, это сказывается на потребительском спросе. Наши клиенты – это, в основном представители малого и среднего бизнеса, все перечисленное влияет на их благополучие, развитие и платежеспособность. В целом, можно отметить, что экономисты строят оптимистичные, но осторожные прогнозы на 2021 год. Цены на нефть уже вернулись на докризисный уровень, но никто не берется предсказывать, когда докризисный уровень вернется экономика России. Несмотря на присутствие данные рисков, мы также смотрим в будущее без излишних иллюзий, но и без особого пессимизма, в планах – увеличение комиссионного и процентного дохода за счет сохранения и наращивания клиентской базы.